Сорт винограда амурский

Зимостойкий амурский виноград Александра Ивановича Потапенко

Аналог европейского винограда

«… Селекционная работа, продолжавшаяся более полувека, завершилась отысканием методов активации мутагенеза у дикой лианы с консервативной наследственностью». А. И. Потапенко. «Русский зимостойкий виноград»

В любое время есть имена, определяющие эпоху. Они как горные вершины над усреднённостью жизни и потому всегда в оппозиции к любому мнению. Нечто подобное мы наблюдаем сегодня в отношении патриарха русского виноградарства Александра Ивановича Потапенко. Его книги «Биорегуляция развития растений», «Старожил земли русской», «Виноград на Волге и Дону», «Русский зимостойкий виноград», «Тело и дух – загадочный тандем материи» и другие десятки лет будоражат воображение. Однако те, кто выражает официальное мнение в науке и аграрной политике, по-восточному мудро молчат. Время как бы рассудит. Только какое и когда? Если сегодняшние проблемы надо было решать ещё позавчера …

«Вектор прогресса налицо, – говорит Александр Иванович. – Всеобщая разборка. Химизация, эрозия почвы, генная инженерия, генномодифицированные продукты, пищевые суррогаты, расщепление атома, расщепление человека — его ведь тоже в итоге разбирать приходится. А чтобы хоть что-то после всего этого осталось, – клонирование. Всё закономерно и последовательно, как и положено в строгой науке».

То есть, продолжу за Потапенко, кто не с нами, тот за бортом. Зря, что ли, такой большой «Титаник»-то строили? В выигрыше здесь те, кто строят. В смысле – расщепляют …

Однако поближе к Потапенко, чтобы ирония не звучала столь хрестоматийно. Биографические вехи: участник войны, минёр, учёный-биолог, писатель, философ, публицист, профессиональный художник (его имя упоминается в справочнике «Выставки советского изобразительного искусства», Москва, 1981 г.), виноградарь­-практик, селекционер, автор амурских сортов винограда, открывающих новый этап в мировой виноградной практике … Впрочем, стоп, нас пока интересуют российские, а не мировые масштабы. И, в частности, эти самые амурские сорта Потапенко, которые сейчас в самый раз для России, пока мы не догнали Германию в смысле продовольствия. Там обещают к 2010 году из десяти покупаемых продуктов хоть один да будет натуральным.

Разглядеть полвека назад то, что сегодня актуально? Или наоборот заглянуть на полвека вперед? Тут нужен или пророк, или … преемственность традиций …

Александр Иванович Потапенко родился первого марта 1922 года в селе Петровское (ныне город Светлоград) Ставропольского края. С 1934 года вместе с родителями жил в Мичуринске, куда отца – специалиста по виноградарству – пригласил на работу И. В. Мичурин. Иван Павлович Потапенко был очень сильным виноградарем-практиком.

— То есть вы как бы потомственный селекционер? – задаю традиционный вопрос. – Пошли по стопам отца, как и ваш брат Яков Иванович Потапенко, чьё имя носит Новочеркасский Всероссийский институт виноградарства и виноделия. В то время «Всесоюзный» институт.

— Да, но пошёл, скорее, по стопам брата. Он увлёк меня перспективой этой работы. В 1946-м, после войны, я поступил в сельхозинститут и одновременно работал в виноградарском ОПХ. Брат командовал институтом, а поскольку родственные связи в рамках одного учреждения тогда не поощрялись, после смерти Якова Ивановича, я научный сотрудник отдела селекции института.

— Но почему именно амурский виноград вас так заинтересовал? Ведь были же удачные европейско-американские гибриды, которые удовлетворяли и Европу. Кстати, работа эта продолжается до настоящего времени.

— Для европейских виноградарей было важно придание межвидовым евро-американским гибридам иммунитета, которым обладал американ­ский виноград. И в первую очередь от опаснейшего вредителя винограда – филлоксеры, «импортированной» из той же Северной Америки. К концу 19 века гибель европейских виноградников от филлоксеры стала очевидной. И спасение виделось именно в евро­американской гибридизации. Повышенная морозостойкость, которой обладали эти гибриды, для Европы не актуальна, поскольку климат там мягкий. Для России наоборот именно морозостойкость – главная проблема, но её-то в евроамериканских гибридах оказалось недостаточно. Что мы и наблюдаем многие десятилетия.

— Но ведь и российский юг уже страдает от филлоксеры. И там евро­американские гибриды по-прежнему актуальны.

Там, безусловно. Состояние окружающей среды подошло к такому пределу, когда просто необходимо устанавливать пределы химизации растениеводства. Любить и ценить растения нужно, но не ценой разрушения почвы и отравления окружающей среды. Положение во многом и спасают отдельные франко-американские гибриды. Однако для средней полосы России именно морозостойкость особенно актуальна. Это понимал ещё И. В. Мичурин, который первым начал работу с амурским виноградом, но не успел придать ей необходимые масштабы. Напомню, в зиму 1971-72 года температуры в Ставропольском крае и даже гораздо южнее, в Северном Дагестане, опускались до -38 градусов.

— Выходит, принципиальное значение именно в значительно большей, почти на десять градусов, морозостойкости амурского винограда по сравнению с американским?

— Не только. Характерный привкус американского винограда, который условно принято называть лисьим, многие в Европе восприняли как совершенно неприемлемый. В результате настойчивой селекции специфический привкус удалось смягчить, но к нему трудно приложить эпитеты европейского Витис винифера – «тонкий», «благородный». Напротив, амурский виноград находится в очень близком сходстве с европейским по вкусо-ароматическим особенностям ягод. Амурский виноград – это зимостойкий аналог Vitis vinifera (виноград виноград). Значит, есть замечательная возможность нарастить морозостойкость культурного винограда без потери благородных качеств плодоношения.

— Но вы сторонник внутривидовой гибридизации.

— Амурский виноград полностью завершает вегетацию при сумме активных температур 2500 градусов. То есть он уникален по краткости вегетационного периода, и это позволяет его выделить среди всех других видов рода Витис. Любая межвидовая гибридизация амурского винограда, в том числе с американскими морозостойкими видами, приводит к удлинению вегетации в сравнении с генетически чистым амурским.

По задержке осеннего окрашивания листьев всегда можно отличить гибридные формы.

— А какую почву предпочитает амурский виноград?

— Здесь он удивительно неприхотлив. В Спасском районе Приморского края на базе местных месторождений действует цементный завод. Почвы богаты известью, но в местных лесах обилие лиан амурского винограда. При этом он показывает и редкую со­левыносливость. Например, на почвах Нижнего Поволжья.

— То есть, присутствие близких грунтовых вод для него не проблема?

— Не проблема.

— А засухи?

— То же самое.

— Просто какое-то удивительное растение.

— Вот именно удивительное!

— Ну а есть у него какие-то недостатки?

— Есть. К филлоксере он неустойчив.

— И как тут быть?

— Где успешно растет амурский, филлоксеры не бывает. Районы с традиционно высокими зимними температурами, с близким залеганием грунтовых и родниковых вод – просто очень бедные, не насыщенные гумусом почвы. Филлоксера, как известно, предпочитает именно богатые почвы …

— Получается, прямо русский эксклюзив. Или ещё что-то можно добавить в пользу амурского?

— Можно многое. Как известно, европейские виноделы не гоняются за размерами ягод. Наоборот, чем мельче ягоды Vitis vinifera, тем вкуснее и качественнее вино. Логика простая: лоза в жёстких условиях произрастания всегда имеет более мелкие ягоды, чем перекормленная удобрениями или растущая на богатой почве. А значит, и в соке, в пересчёте на литр будет больше пектинов, ароматических веществ и прочих целебных составляющих.

Кстати, амурский очень технологичен: большой выход сока, легко сбраживается, небывало высокий процент сахара, во вкусе присутствуют шоколадные тона, что особенно ценится виноделами.

Я уж не буду затрагивать тему эпидемий в Европе. Но европейские лекари всегда предпочитали красное вино белому. Добавлю лишь, что в дальневосточной тайге лианы винограда соседствуют с берёзой и лиственницей. Лекарственная ценность последних общеизвестна. Так что выводы делайте сами.

— Но в мире выращивается сегодня шесть тысяч сортов винограда. Под виноград отводятся всё новые и новые площади – уже около десяти миллионов гектаров. Просто мировой виноградный бум! Откуда это? И что же, амурский здесь лучше всех?

— Судьбы человечества и винограда тесно переплетены. Лучшие европейские вина приходятся на 1918 и 1945 годы. А это, как известно, годы окончания мировых войн. Что это, совпадение? … Человечество интуитивно движется в сторону мира. Хотя бы в своих лучших высоких чувствах. Кто вырастил в своей жизни хотя бы одну лозу, понимает, что она – живая! … А значит и отношение должно быть особым, чтобы суметь её почувствовать. Сухой, чёрствый человек этого лишён. Здесь надо быть художником, поэтом … Не случайно в русской свадебной величальной песне молодых сравнивают с красотой виноградного растения. Народная эстетика поставила рядом эти два эталона красоты. Виноград часто упоминается и в священных текстах. А ведь наиболее возвышенное восприятие красоты у людей принято связывать с категорией божественного. Много открывается в винограде, если проявить к нему внимание. Ну а лучшим виноградом всегда был и остаётся Vitis vinifera. Амурский – его зимостойкий аналог. Так что выбирайте сами, что вам по душе. Однако где бы ни был ваш участок, если вы начнете сажать виноград, всегда найдется сорт, который станет вашим любимым. Это закон виноградарей всех стран и народов!

— Что ж, виноградари всех стран, объединяйтесь! Миру мир!

— Будет хороший виноград, будет и мир.

Юрий Сидоренко, Тел. (8452) 35-84-63 с автоответчиком, моб. 8-908-552-74-06

(Садовод Сибири № 3, 2008)

Виноград – форма мироздания

Руки девушки, очи звёздные,

Словно сказка, из ряда в ряд,

Даже путая зимы с вёснами,

Всё сажаю свой виноград.

Я от природы ленив. И вроде бы не испытывал особой любви к работе на земле. И то, что я так увлекся виноградной культурой, сам приравниваю к чуду. В семь лет я впервые набил рот янтарной ягодой Мадлен Анжевин. С тех пор воспоминание о необыкновенном вкусе уже не оставляло меня. Я остро завидовал сверстникам, имевшим частные дома.

Когда в 1960 году у отца появился дачный участок на Кумысной поляне, я тут же предложил ему посадить виноград. Однако те сорта требовали метровых траншей для укрытия на зиму, и это быстро охладило мой пыл.

Прошло ещё лет тридцать, прежде чем я посадил первый куст на своём винограднике. Но это были уже совсем иные сорта.

Русский ранний, Кодрянка, Памяти Негруля, Плевен устойчивый (Феномен), Виктория, Русбол, серия Восторгов, неукрывные Таёжный и Северный плечистик — эти и многие другие давно стали виноградной классикой на нашей земле, обеспечивая ягодой на любой вкус. Укрытые полиэтиленовой плёнкой, они хорошо зимуют. Важно лишь не отсекать лозу от земли, от её природного фонового излучения.

Зима — время черенкования. До мая можно вырастить хорошо развитый саженец. Обычно используются двух-трёхглазковые черенки. Делается свежий срез в полусантиметре от нижнего глазка и в 3-х сантиметрах от верхнего, нижний глазок ослепляется и рядом наносятся 3-4 царапины ножом для лучшего корнеобразования. Затем несколько суток черенки вымачиваются в холодной воде и 6-8 часов в растворе корневина, гетероауксина, гумата натрия или в медовом растворе (чайная ложка мёда на литр воды).

Главное подождать, пока верхняя почка на черенке набухнет, готовая вот-вот раскрыться, и далее посадить в обрезанную пластиковую бутылку с субстратом: дерновая или огородная земля (продаётся в магазине), песок, старый многолетний навоз-сыпец (1:1:1). Вокруг нижнего глазка – небольшой слой промытого речного песка. На самое дно – сантиметровый слой керамзита.

При поливе важно, чтобы вода легко уходила. То есть, важна хорошая дренируемость субстрата. Бутылка с черенком накрывается полиэтиленовым пакетом и ставится в тёмное место, обычно где-то на полу. Когда глазок раскроется и появится первый листик, бутылка выставляется на свет. Пакет через несколько дней убирается. Корни образуются в течение 3-4 недель. До момента высадки в грунт (конец мая) корни приобретут характерный коричневый цвет – признак вызревшей корневой системы.

Остаётся в течение двух недель закалить листовой аппарат на открытом воздухе, обычно в полутени, за виноградной шпалерой, и саженец готов к посадке.

Самый сложный вопрос для любителей – обрезка винограда. Ей посвящены целые тома. Но если коротко, то можно посоветовать одно: выращивать два-три метровых рукава старой древесины и на них каждый год осенью оставлять по одному-два побега на плодоношение. То есть, всего пять-шесть побегов, обрезанных в среднем на 6-10 глазков. В сумме около 50 глазков, из которых не более половины с гроздями, а остальные холостые (соцветия с них убираются).

Это нечто средне арифметическое для кустов с 4-5 года плодоношения. Толщина побегов 7-12 мм. Обрезка обычно равна толщине. Скажем, толщина 7 мм и обрезка на семь глазков и так далее.

Крайне важно очищать старые рукава от зелёных побегов – мотыльков. За этим надо следить весь сезон. Иначе вместо голых, как палка, метровых рукавов вырастет ёжик. И более поздняя обрезка одревесневших побегов нарушит целостность рукава, его проводимость пластических веществ. Такой бракованный рукав называется зарезанным. Аномальная зима 2005-2006 годов остро поставила вопрос о неукрывных морозостойких сортах. Сегодня на них небывалый спрос даже на юге России. Здесь незаменимы следующие сорта: Таёжный, морозостойкость -38-40°C; Северный плечистик – -32°C, Соловьёва -58 – -32°C, Мукузани – -30°C, Цветочный – -30°C, Левокумский устойчивый – -30°C. Все они успешно прошли многолетнюю проверку в разных регионах. По размеру их ягоды заметно уступают столовым сортам, однако имеют хорошие вкусовые качества, более высокий процент са­хара и являются прекрасным материалом для соков, бальзамов, вина.

Разумеется, последнее просто не сравнимо с тем, что продаётся сейчас в магазинах.

Из новинок амурские сорта А. И. Потапенко. Такие, как Аметистовый, Неретинский, Фиолетовый, Кишмиш Потапенко и другие – всё это сорта универсального назначения. Их морозостойкость -36°C. Сделанное из них десертное вино имеет непередаваемый шоколадный тон, что особенно ценится виноделами. При этом они обладают широким спектром лечебных свойств, являются отличным антиоксидантом, выводят из организма тяжёлые металлы, токсичные вещества. Целебен и обычный столовый виноградный сок.

Будущее амурских сортов просто неоценимо. Это один из путей к подлинному оздоровлению нации, не говоря уже о духовности и благородстве самой виноградной культуры, сопровождающей человечество буквально с пелёнок.

У Друнвало Мельхесидека, известного американского физика, в его книге «Цветок жизни» я вычитал, что виноградная гроздь – это форма мироздания. Как ягоды в грозди, так же соотносятся между собой Вселенные. А значит, виноградная гроздь – это тот информационный канал, по которому передаётся поистине вселенский поток жизни. Выводы делайте сами.

Потапенко А.И. Русский зимостойкий виноград – скачать книгу полностью

Потапенко А.И. Русский зимостойкий виноград. –Смоленск: Универсум, 2007. –160 с.: ил. ISBN 978-5-91412-011-9.

Для предотвращения катастрофического положения в виноградарстве в конце XIX века европейские селекционеры предприняли попытку решить проблему путем межвидовой гибридизации Витис винифера с дикими американскими видами, устойчивыми к болезням и вредителям. Так были получены «гибриды прямые производители». Это были очень урожайные растения с мелкими гроздями и ягодами. Из них получались низкокачественные вина с однообразным бурачным привкусом. Соблазняли устойчивость к болезням и неприхотливость в уходе. Крестьяне ухватились за эти гибриды и начали их усиленно размножать. Вино резко подешевело, и пьяных на улицах прибавилось. Федеральные органы, обеспокоенные падением качества виноделия, подняли тревогу. В результате пришлось применить запретительные меры, и гибриды были выкорчеваны. В Мичуринске, на родине великого селекционера, решили пойти своим путем. Для этого начали скрещивать культурные сорта с диким – дальневосточным амурским виноградом. Он был гораздо более морозостойким, чем американские виды, и, кроме того, обладал положительными вкусовыми задатками. Гибридизация сразу дала положительные результаты. Европейско-амурской гибридизации повезло в том смысле, что в первой же популяции гибридов первого поколения оказалась редкая мутантная форма, выделявшаяся плодоношением и легким приятным ароматом европейского типа. Для первого поколения, обычно очень однообразного по признакам плодоношения, это был совершенно необычный случай.

Поскольку гибриды первого поколения не выдерживали сравнения с культурными сортами, были предприняты возвратные скрещивания (беккроссы на другие культурные сорта). В этом случае получались формы, вполне сравнимые с культурными сортами. Возвратная гибридизация оказалась особенно результативной при скрещиваниях культурных сортов с тем мутантом первого поколения, о котором упоминалось. Так была получена серия гибридов с ярким приятным мускатным ароматом (Фиолетовый ранний с ароматом розы, Соперник, Суворовец, Цветочный и другие). Европейско-амурская гибридизация показала, что таким образом можно получить формы, высококачественные по признакам плодоношения, но, к сожалению, не достигающие показателей морозостойкости амурского винограда. При межвидовой гибридизации морозостойкость, как оказалось, непременно очень правильно осредняется. Так, если лозы Витис винифера переносят морозы до –20°С, а лозы амурского винограда до –40°С, то лозы гибридов первого поколения с большой правильностью выносят до –30°С.
Подчиняясь тому же осреднению, возвратные гибриды первого поколения с культурными сортами устойчиво переносят –25°С, но не более. Такова морозостойкость Фиолетового раннего, Саперави северного, Цветочного и других замечательных гибридов. Если гибриды второго поколения, типа Фиолетового раннего, для повышения морозостойкости скрестить с гибридом первого поколения, то в результате осреднения –25°С и –30°С получим –27°С. Такова морозостойкость Казачки, примечательного гибрида третьего поколения. Чтобы окончательно убедиться в отступлении от ожидаемой по законам генетики свободной рекомбинации признаков, предприняли серию скрещивания межвидовых гибридов между собой. Ни в одном случае не наблюдалось по показателю морозостойкости выхода за рамки осреднения. Стало понятным, что известный метод И.В. Мичурина, по которому он практиковал скрещивания географически отдаленных родителей, например сибирской Китайки и европейского Бельфлера, – это использование эффекта осреднения морозостойкости. Среднее между морозостойкостью сибирской и европейской яблонь – это примерно то, что отвечает условиям Средней полосы России.
В отличие от осреднения признаков иммунности и особенно морозостойкости, культурные признаки плодоношения ведут себя менее правильно. С этим связан известный феномен Сейв Вилляра, а в нашем случав переменный беккросс, при котором, несмотря на возврат к дикому предку, признаки плодоношения удерживаются на культурном уровне. Итак, межвидовая гибридизация не дала ожидаемого свободного совмещения показателей культурности плодоношения с устойчивостью диких видов в ее полном значении. С полной очевидностью выяснилось, что мечту можно осуществить только одним путем, а именно прямым окультуриванием диких видов. В нашем случае вместо европейско-амурской межвидовой гибридизации надо попытаться прямо окультурить амурский виноград.
Теперь о винограде. В южных горах могли сформироваться не только зимостойкие плодовые, но и виноград. И такие разновидности дикого лесного зимостойкого винограда действительно существуют. Их можно встретить на Кавказе и других южных горах. Морозостойкость лоз дикого лесного винограда варьируется в самых широких пределах. В байрачных лесах на Северном Кавказе лозы Витис сильвестрис в зиму 1971/1972 годов перенесли без всяких повреждений снижение температуры до –38°С.

Взять бы древним селекционерам-виноградарям и окультурить лесного дикаря в самых различных местах и получить разнообразную, в том числе очень высокую, морозостойкость. Ан нет! Окультурили в одно время и в одном месте. Очень вероятно, что к югу от Каспийского моря, откуда родом Витис винифера, лиана-прародительница выросла на не очень высокой горе, где морозы зимой опускались всего лишь до-18°С. Повторили мы все это к тому, чтобы увериться в редкости окультуривания дикого винограда и в том, что иного варианта окультуривания, кроме мутантного преобразования цветка, не существует. Наибольшая трудность для идентификации генетически чистого амурского винограда создается, когда он оказывается в соседстве с европейско-амурскими гибридами, в которых наследственность амурского винограда преобладает. В таких случаях морфологические признаки могут не помочь. В этих случаях приходится обращаться к физиологическим показателям. Амурский виноград уникален по краткости вегетации. Благодаря этому он сразу контрастно выделяется по раннему приобретению осенней окраски листьев. Межвидовые европейско-амурские гибриды и американские виды винограда в этом отношении отстают от амурского винограда и начинают контрастно отличаться.
Так вот, прежде чем культурный амурский (русский) виноград окончательно генетически оторвется от дикого, из тайги максимально должно быть взято ее богатство – вариации полезных признаков.
Начнем с такого выразительного примера. Всем известна разница между столовым и винным виноградом. У винного ягоды сочные. При раздавливании из них сок вытекает сразу. Ягоды столовых сортов, если они очень крупные, можно откусывать как яблоко, по частям. Такую мякоть называют мясистой. Так вот, деление на винный и столовый виноград вовсе не придумано людьми. Оно давно существует в природе. Сочные и мясистые вариации существуют как среди дикого лесного винограда, так и среди амурского.
Разновидности амурского винограда с особенно выраженной «мясистостью» были найдены на берегу озера Ханка, пограничного с Китаем. К сожалению, эти вариации оказались очень мелкоягодными.
Аналогичным образом весь дикий виноград делится на несовмещающиеся альтернативные вариации по содержанию кислот в зрелых ягодах. У одних высокая кислотность устойчиво сохраняется и при перезревании ягод. У других, менее распространенных, кислотность при созревании ягод быстро падает, а у перезревших падает почти до нуля. Морозостойкость амурского винограда
В специальной литературе об амурском винограде все авторы отмечают способность его лоз переносить до –40°С. По данным Спасской метеостанции, района, удаленного от моря на 200 км и расположенного вблизи ветрового коридора, по которому с севера устремляются в зимнее время холодные массы воздуха, морозы здесь достигают –42°С, даже в начале декабря температура понижается до –36°С. Максимальная глубина промерзания грунта в период с 1949 до 1958 года – 181 см, минимальная – 69 см. Средняя толщина снегового покрова – 18 см. Бывают зимы без снега (снег сдувается или стаивает во время оттепелей). Тем не менее такие суровые условия не препятствуют произрастанию амурского винограда.

В связи с некоторыми сомнениями в части морозостойкости корневой системы (ранее отмечалось тяготение амурского винограда к экотопам с неглубоким залеганием согревающих подвижных грунтовых вод) важно точно установить параметры этой морозостойкости.
Приведем данные, полученные с использованием естественного зимнего снижения температур. Для промораживания корней были выкопаны взрослые здоровые кусты амурского винограда, извлеченные 29 ноября 1979 года до наступления отрицательных температур в почве. Извлечение кустов производилось таким образом, чтобы уцелели корни самого разного диаметра, вплоть до корневых волосков. Из таблицы видно, что первые морозные повреждения корней наступают лишь после охлаждения до –22°С. При охлаждении до –25,5°С гибнет вся корневая система. Округляя полученные данные, можно считать, что корни амурского винограда без повреждений переносят охлаждение до –20°С.
Для сравнения напомним, что корни сортов Витис винифера начинают погибать при температуре –5°С, то есть как только замерзает клеточный сок. Это значит, что они фактически полностью лишены морозостойкости. Корни межвидовых европейско-амурских гибридов второго поколения (Фиолетовый ранний и др.) начинают погибать при охлаждении до –7°С. Межвидовые европейско-амурские гибриды первого поколения без повреждений переносят –10°С. При –12°С гибнет значительная часть корней. Выясняется довольно правильная корреляция: надземные лозы переносят охлаждения на 20 градусов более значительные, чем корни.
Произрастая в дальневосточной тайге рядом с березой и лиственницей, амурский виноград значительно уступает последним по морозостойкости. Если береза переносит –50°С или даже –60°С, то лозы амурского винограда без повреждений переносят до –40°С, а с повреждениями – еще на несколько градусов больше. Амурский виноград по морозостойкости не может сравниться с сибирскими древесными растениями, но его морозостойкость все же очень значительна, и в этом отношении амурский виноград превосходит всех других представителей рода Витис. По морозостойкости амурский виноград сравним с древесными растениями Средней полосы Европейской части России.
Экстремальные зной и засуха лета 2007 года в Нижнем Поволжье позволили окончательно установить, что если по засухо- и жароустойчивости Витис амурензис сколько-нибудь и уступает Витис винифера, то очень незначительно. Тем самым подтверждается ранее возникавшее предположение, по которому амурский виноград переселился в дальневосточную флору не откуда-либо еще, а из лесов Центральной Азии. Но другим предположениям, переселение могло произойти из азиатских субтропиков или даже из Северной Америки по мостам суши, некогда соединявшим континенты. Именно таким образом в леса Дальнего Востока проник американский ясенелистный клен.
По своей физиологии амурский виноград чрезвычайно близок к евразийскому Витис сильвестрис. Произрастание в муссонном климате на протяжении тысяч лет не стерло приспособленность, вынесенную из Центральной Азии.
Контактирование с американской флорой у амурского винограда состоялось, но только через посредство американских грибных болезней милдью и оидиум.

Записи созданы 2587

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх